Персональные инструменты
Счётчики

Участник:MaximusG/70-е

Материал из Lurkmore
Перейти к: навигация, поиск
Recycle.pngЭта статья находится на доработке.
Эта статья всё ещё не взлетела и не соответствует нынешним реалиям /lm/. Но добрый MaximusG приютил её в своём личном пространстве, и теперь она может тихо гнить неспешно дописываться здесь вечно.Дата последней правки страницы: 23.04.2020

Семидесятые (также: застойные семидесятые; разгар эпохи развитого социализма; IX и X пятилетки) — наиболее стабильный период в экономической, политической, ночной и дневной жизни той страны. Стабильность, главным образом, выражалась в перманентном отсутствии мяса и молока в магазинах, полной, всеобъемлющей предсказуемости жизни (на следующие лет 5-95), и крайне редко меняющимися ценами на товары, которых итак на полках почти никогда нет.

Семидесятые тихо, нежно обожаемы махровым пролетарствующим быдлом (так как водка по три рубля, зарплата фиксированная, да трудоустройство обязательное, ёбана), и, нередко примкнувшей к нему школотой/студентотой-первокурсниками (а ей все что «бесплатная учеба в вузе + распределение + гарантированный закос от армии» — соцiализмЪ, халява, потерянный Рай, Великая Родина, ололо-ололо).

Содержание

[править] Суть

Есть мнение, что семидесятые суть — десятилетие затишья перед бурей. Зенит, зрелость и стремительный закат СССР как государственного образования, экономической и политической системы рамках всего-то одного десятилетия. Эйфория от бурных шестидесятых с ударными стройками, покорением космоса, и «золотой» VIII пятилеткой в начале, и апатия от дефицита, повсеместного брака и похуизма (что в некоторой степени являлось плодами отпущенной и даже подстёгнутой при Хрущёве показухи) в купе с ахуем от неприкрытой геронтократии и крепчающего маразма всего партийного руководства в конце. Именно семидесятые положили начало явлению совкизма. Однако, не всегда учитывается.[ЩИТО?]

[править] Прежнее содержимое

Брежнев, испугавшись «Пражской весны», да и просто пожалев население ввереной (кстати, временно, согласно поговорке «Нет ничего более постоянного, чем временное») ему страны, решил коммунизм не строить, а просто чтоб люди пожили в своё удовольствие, отдохнув от ударных строек 60-х. Советские люди расслабились и развлекались пьянством, некоторых заставить работать не удаётся до сих пор.

Всё, чем мы пользуемся до сих пор, было создано в 70-е, в то десятилетие наша Родина впервые подсела на нефтяную иглу (а вы думали, на какие шиши создавалась вся социальная инфраструктура?), свернула с пути косыгинских реформ и пришла к закономерному концу в начале 90-х. В 70-е буйным цветом расцвело мещанство и кумовство, в ответ на это усилился дефицит, появились мажоры и блатные. В 70-е прошла сходка воров в законе, которые решили отступить от этих самых законов, неписаных, но одобренных лично Сталиным и брать дань с цеховиков, что расплодились на дефиците. Приписки к плану тоже оттуда, одна из причин дефицита: к примеру, Узбекистан перевыполнял план по производству хлопка, на деле в магазинах был дефицит одежды из х/б, пресловутое «Хлопковое дело» перестройки и многое другое. По сути мы до сих пор живём «по понятиям» 70-х. Семидесятые описывают такими терминами как застой, дефицит, разрядка и прочие умные слова. Именно к концу 70-х совок лет на десять отстал от загнивающего запада. В семидесятые советское общество окончательно расслоилось на классы — это несмотря на то, что официальная пропаганда вещала, что все равны, стали буксовать социальные лифты.

Зарплаты и цены не менялись годами и всё население знало их наизусть. Состав Политбюро тоже не менялся, кроме случаев когда его члены уходили по естественным причинам.

[править] Люди

В 70-е население одной шестой части суши окончательно оформилось в новую общность — советский народ и расслоилось на различные социальные слои. Так как Брежнев решил, что коммунизм строить не надо, работать можно было не напрягаясь, ведь уволить с работы при совке практически не могли. Народ развлекался чем мог: быдло — повальным пьянством, небыдло — собиралось на кухне и ругало советскую власть. Даже понятие «быдло» в совке было другим настолько, что сейчас такое быдло сойдёт за интеллектуала. Советское быдло читало книги, а не газету «Жизнь», ибо если ты не прочитал «Трёх мушкетёров», «Тома Сойера» и «Робинзона Крузо», ты был не человек. Советское быдло запросто перемножало двух-трёхзначные цифры в уме, знало географию и разбиралось в политической обстановке, всё это учительница Марьиванна, начинавшая работать ещё до войны при Сталине, крепко вбила ему в голову указкой в школе.

  • Колхозники. Самым низшим звеном были колхозники, они работали (или делали вид) уже не за трудодни, а за 90 рублей в месяц, комбайнеры получали 200. Правительство считало, что колхозники прокормятся на подножном корму или спиздят и продадут зерно, они так и делали. Впрочем некоторые особо шустрые выращивали разную живность на ворованном зерне и сдавали государству на мясо, а за это получали различный дефицитный лут: цветной телевизор, мотоцикл «Урал», или какой-нибудь «Запорожец». Также все излишки можно было невозбранно продавать на рынке, нетрудовыми доходами это не считалось. Впрочем, подобные колхозники-куркули были скорее исключением, как правило, колхозники были лентяями и стремились съебаться из родного колхоза, где нужно въябывать от зари до зари, особенно молодёжь. Сделать это было можно, завербовавшись на работу в город или поступив в ПТУ для студентоты.
Колхозники по итогам года получали такую премию, что тебе, анонимус, в городе и не снилось. Но! Поскольку это бешеное бабло им девать было некуда, то тут был свой ряд лулзов.
  • Рабочий. «Не учился — так ворочай, в жопу ёбаный рабочий» — присказка интеллигентишек-паразитов, которых рабочие выкормили на свою голову. Самая многочисленная прослойка в совке, кузница быдла. Ибо если годами изо дня в день механически выполнять одни и те же действия на каком-нибудь блюминге-1500, то мозги, если не перестают работать совсем, начинают работать хуже. Так как физический труд в совке оплачивался более щедро, чем умственный, то рабочим было быть выгодно, плюс различные льготы и прочая хуита, у стратегических заводов-гигантов были свои клубы, больницы, профилактории и т. д. Рабочему нужно было проработать лет 10-15 за 170 рублей, чтобы получить бонус: бесплатную квартиру. Правда, если уставшего от увеселительных напитков трудягу забирала «Хмелеуборочная» и отвозила в ночлежку с холодным душем и врачами с погонами, то на работу «приезжала телега» начальнику, при этом бонусы могли сгореть, отправив работника на первый уровень распределяемой халявы. Стоит сказать, что читерство уже тогда было хорошо известно, вот самый простой пример — выделив руководителю какой-нибудь его интересующий лут, можно было оказаться в категории «вне очереди».
Немаловажно: рабочий мог много чего хорошего пиздить на рабочем месте (ты здесь хозяин, а не гость, etc.) и мог делать всякие веселые халтурки. На этом поприще были такие кулибины, что весь пиздец, могли собрать хоть электронного слона.

Немаловажно отметить, что уровень «рабочего» мог быть разный, как и уровень полагающихся ему ништяков. Так рабочий оборонного завода, обладающий мастерством в своём деле, имел этих самых ништяков гораздо больше, чем рядовой инженер НИИ «Пятое колесо от телеги». А подсобный рабочий завода «Красная табуретка» стрелял мелочь у пивной.

  • Инженер. Своеобразный мем 70-х, рядовой инженер. После войны всё более-менее смышлёное быдло, поддавшись на пропаганду, подалось в институты — получать высшее образование. Возникло перепроизводство этих самых инженеров, но поскольку их нужно было куда-то девать, то были созданы многочисленные КБ, где большинство этих инженеров протирало штаны за 120 рублей в месяц. Так как правительство считало, что пользу они приносят чуть более чем никакую (а в принципе, так оно и было), то для их шараги выделяли меньше квартир, а пайков с дефицитными продуктами вообще не было. По сути большинство инженеров были офисным планктоном в СССР.
  • Работник торговли. Целый класс индивидов: от грузчика винного магазина, промышлявшего «боем посуды» через руководство торгов, промышлявшем «пересортицей дефицита, произведённого кустарями», до министров ведомств, заканчивавших «вышкой». Sweet immersing.
  • Воры в законе. В 70-е эти воры в законе от мелких краж и срывания серёжек и меховых шапок с прохожих переходят к более серьёзным делам. На дефиците в СССР развелось очень много людей, которые жили не совсем трудовыми доходами, палиться им как Корейко было нельзя, хотя и очень хотелось. В первую очередь как у Райкина: директор магазин, товаровед и прочие продавцы. В торговый институт в то время без блата попасть было нельзя. Урки такую тему упустить не могли и начали их невозбранно грабить, либо облагать данью. Это противоречило их законам: брать у барыг было ничего нельзя, да и иметь с ними дело было западло. Грузинские лаврушники предложили законы изменить, о чём и порешили на сходке в Кисловодске в 1979 году: цеховики будут делиться 10% своего дохода с блатными.

[править] Промышленность

В совке промышленность, как вам наверняка известно, делили на две категории — А и Б. В первую категорию относили все самое серьезное, то есть оборонку, нефтянку, металлургию etс. Во вторую, очевидно, попала легкая промышленность, товары народного потребления да прочие с точки зрения партии не самые нужные стране вещи. В результате у категории «А» было все, а у категории «Б» почти нихуя. Такой перекос естественно далеко не самым положительным образом отразился на состоянии национальной экономики и, очевидно, на настроениях народонаселения. К слову, перекосы были не единственной проблемой нашей промышленности. Плановая экономическая система, будучи крайне годной во время глобальных пиздецов, в мирные и спокойные 70-е привела к огромному количеству хуиты, а именно:

  • Любая ошибка чиновника из Госплана, сотрудника завода (случайная или сознательная) или же вообще внезапное наступление какого-либо форс-мажора приводили к крайне тяжелым последствиям для всех. Если на заводе по производству свечей зажигания проебали партию продукции, то на заводе по производству двигателей не смогли выпустить нужное количество двигателей, а на заводе по производству тракторов не смогли выпустить нужное количество тракторов, в результате колхозы обосрались с обновлением технопарка. Ну или еще проще — все все вовремя выпустили, а вот на вагоностроительном предприятии проебались и в результате товары тупо не на чем отгружать.
  • Наличие перекосов и последующий дефицит привел к тому, что всем (кроме военных, где таки порядки соблюдали и за всем старались следить) стало похуй на качество продукции и модернизацию производства. Директорам заводов — из-за того, что план нужно выполнять, а замена технопарка может длиться о я ебу какое время, рабочим — из-за того, что если перевыполнишь план, то дальше новая планка станет нормой, а батрачить еще больше никто не хочет, Госплану — ибо в хуй не уперлось выделять кучу бабла и останавливать производство, да еще и пересчитывая показатели чуть ли не для всей страны (кое и до этого было отнюдь не идеальным).
  • Постоянное повышение плана привело к тому, что приписать пару нулей в отчетности стало легче, чем реально этот план выполнять. И ладно бы, если подобными вещами занималось 3,5 полумертвых колхоза, но когда приписки приобрели массовый характер, это стало серьезно влиять на и так далекую от идеала систему государственной статистики и составления плана, что еще усугубило ситуацию.
  • В условиях «дефицит + раз все народное, значит и мое тоже + херовая система аудита и контроля» расцвела коррупция, кумовство и банальное воровство. Пиздили все и все в самых различных масштабах, начиная от продуктов с молокозаводов до гусениц от танков с предприятий машиностроения. Ибо хуле, в хозяйстве на даче пригодится. Кто-то в результате становился подпольным миллионером, кто-то арестантом. На предприятиях спиртовой промышленности был еще один очень популярный вариант.

Так все эти проблемы и расцвели в эпоху застоя, приведя экономику страны к весьма печальному состоянию. До гласности и перестройки с последующими лихими 90-ми осталось уже не так много времени, но это совсем другая история.

P.S. Впрочем, судьба нашей промышленности, несмотря на вышесказанное, оказалась неоднозначна. Категория «А» в большинстве своем не только пережила и перестройку, и приватизацию, и лихие 90-е, но даже смогла пойти к успеху полными шагами. Дерипаски-Абрамовичи гарантируют. А вот категория «Б» по большей части сыграла в ящик.

[править] Культурка

«

Вьется над нами Ветер как флаг, ветер как флаг! Мы пишем коньками Песни атак!

»
— Добронравов

72-й год, хоккей, как много в этом слове для сердца совкового слилось, как много в нём отозвалось. Мальцев, Харламов, Мыльников, Касатонов etc.

Со школьными мемами тех лет можно невозбранно ознакомиться в песне «Учительница заболела» от НОМа. Ну а если серьёзно, то культуру 70-х олицетворял В. С. Высоцкий. От «Хозяина тайги» до «Место встречи изменить нельзя»

[править] Музыка

В 70- постепенно формировалась программа «Песня года», которая постепенно стала событием года (за неимением других событий). За десять лет программа эволюционировала из Клуба военно-исторической песни в мастерскую попсовых кадров им. А. Б. Пугачевой.

[править] Кино

В киноискусстве тема рабоче-крестьянской борьбы с проклятыми буржуинами постепенно уступает теме большой и чистой любви. Фоном все чаще становятся королевские замки и помещичьи усадьбы, что до сих пор сказывается в спросе на мебель и интерьер в купеческом стиле в среде успешных бизнесменов.

[править] Театр

Театр оставался бастионом небыдла. Посещение быдлом театр давало +9000 к самоуважению и позволяло представлять себя небыдлом другому быдлу. Правда с небыдлом этот вариант не прокатывал, как только разговор выходил за рамки восхищением игрой известного актера, тут же выплывало полное непонимание смысла пьесы.

[править] Туризм

Туризм делился на две группы. Местный туризм и культурный туризм.

Задача местного туризма: донести продукты до места стоянки съесть/выпить и вернуться назад. Ходили в лес, в горы, в общем, куда угодно, лишь бы в поле зрения не было ни одного совка. Туризм культурный, наоборот стремился в крупные города, чтобы сломя голову бегать по музеям и прочим достопримечательностям. Успешное паломничество, скажем в Эрмитаж добавляло +100 к культурному уровню.