Персональные инструменты
Счётчики

Русский шансон/Известные исполнители

Материал из Lurkmore
< Русский шансон(перенаправлено с «Михаил Круг»)
Перейти к: навигация, поиск

Это подстатья-включение в основную: Русский шансон. Плашки, навигационные шаблоны и стандартное оформление здесь не нужны!

Warning 1.pngК вашему сведению!
В этой статье мы описываем само явление русского блатняка, а не составляем списки сидевших и несидевших. Ваше мнение о том, кого ещё «стоит послушать» здесь никому не интересно, поэтому все правки с упоминанием «ещё одного шансонье, доставляющего тембром и репертуаром» будут откачены, а их авторы — расстреляны на месте из реактивного говномёта, for great justice!
 
b
Magnify-clip.png
Если бы Басков пел блатняк
b
Magnify-clip.png
Большая разница. Шансон года
b
Magnify-clip.png
Большая разница в Хохланд. Золотой Шансон
b
Magnify-clip.png
Comedy Club UA. Звезда Шансона
b
Magnify-clip.png
Французский блатняк
b
Magnify-clip.png
Круг поет для карателей
«

В маленьком муз. магазине: Прилично одетый мужик: — А где у вас шансон? Парень-продавец (длинные волосы, серьга в ухе): — Вы знаете, у нас из шансона только Шарль Азнавур… Мужик подзавис на пару секунд, хлопая глазами Парень: — …А блатняк у нас вооон там.

»
Bashorgrufavicon.png391107
«

— Мой альбом нужно было украсть в магазине, чтобы по правде жизни! Скачивать — это как-то не по-пацански.

»
Михаил Круг
Редкое фото маэстро
  • Михаил Воробьёв ака Круг (не сидел) — легенда всея блатняка, дохлый герой. Погиб от рук тех, кого воспевал. «Девочка-пай», «Владимирский централ», «Кольщик», «Приходите в мой дом» — это всё он. Ни разу не сидел, но участвовал во всяких быдлоконкурсах вроде «Песни с неволи». Проходил курс краткосрочного изучения фени и понятий[ЩИТО?] у вора-законника по прозвищу Север, которому и посвятил строчки «Владимирский централ — Саша Северный», впоследствии переписанные по просьбе авторитета. Полученные познания использовал в своих замечательных произведениях. Перстень с тремя алмазами, который всегда носил, ему подарил вор в законе Хобот. Блатные выражения для своих песен брал в основном из словаря выпуска 20х гг. для внутреннего пользования НКВД, который приобрел случайно пруфлинк. Люто ненавидел коммуняк и ахтунгов, дружил с Вольфычем. Клялся, что свои популярные быдлопесни писал для простых рабочих людей, понимая интересы большинства. В ранних песнях, блатняка было по-минимуму, а эмо-текстов и теплого бренчания под магнитофонные шумы — по-максимуму, поэтому их слышали только 1,5 анонимуса. В начале 2000-х, принял на грудь несколько пуль, когда решил помешать обокрасть свой уютненький домик якобы каким-то позарившимся на святое злым беспредельщикам. Всё же, нужно признать, что Круг обладал неплохим для шансона тембром голоса и мог стать хорошим эстрадным певцом, да прожил бы дольше, исполняй песни другой тематики. Так же, примечательно его мнение о ТП, вызывающее болевое прозрение у добренькой мужской половины, наблюдающих у себя такое со своей ненаглядной: «Я не люблю женщин, которые имеют свое мнение. Когда женщина начинает думать, что она умная, что у нее ум наравне с мужчиной, она перестает быть женщиной. Зачем тогда пропускать ее в трамвае, зачем подавать ей руку, зачем дарить ей цветы?! По моему убеждению, главное дело женщины — заботиться о семейном очаге. Пусть готовит обед, стирает, убирается и не спорит с мужчиной! А уж он позаботится, чтобы у нее все было: и шубы, и кольца, и машины, и поездки за границу.» ещё Имеет в родном городе памятник бронзовому себе с гитарой.
  • Вилли Токарев (не сидел) — ЕРЖ, чурка, ездун в Америку, ему 80 лет, он усат. О нелёгкой судьбе эмигранта, преимущественно, и поётся в его песнях. Самые известные — «Небоскрёбы», «В шумном балагане», «Рыбацкая (Эх, хвост, чешуя!)». В 70-е и в начале 80-х был любим советским небыдлом, видимо, только из-за американского гражданства. При включении по радио сразу безошибочно узнаётся по уёбищному акценту и полному отсутствию музыкального слуха (что впрочем не помешало ему закончить музыкальное училище при Ленинградской консерватории имени Римского-Корсакова по классу контрабаса, а позже работать в ансамбле «Дружба», Александра Броневицкого с певицей Эдитой Пьехой). Автор золотых, бессмертных строк. Выступая по «Эху Москвы», прямым текстом утверждал, что является русским.
  • Михаил Шуфутинский (не сидел) — ещё один ЕРЖ, тоже из Америки, но, в отличие от Токарева, в 90-е постоянно вертелся в зомбоящике, с б-гомерзкими песенками про притончик, 3-е сентября и Ваську-кровника, блестящими красными рубашками и неимоверным количеством блондинок вокруг. Сказочно богат — живёт в роскошном коттедже, оформленном под бароккоко, а за новогодним столом принимает водку, стоимость которой превышает годовой бюджет среднестатистической русской семьи. Пытался спорить с Гордоном в его пидараче. Получилось уныло, ибо Михаил Захарович показал себя добродушным и деликатным человеком. Все его вины чуть менее, чем полностью на совести Розенбаума и Олега Митяева, чьи песни Шуфик в эмиграции невозбранно заимствовал (а также одну песню Владимира Шандрикова, узнав про которое последний, в стихотворно-доставляющей форме, в одном из интервью, справедливо назвал Шуфутинского «дубиной»). Завоевал популярность благодаря необычному тембру голоса. Начинал с ВИА «Вейся пейсы», серьёзно раскрутился на блатоте, а в последние лет десять новых блатных песен в своём исполнении не публикует. Каждое третье сентября в русских интернетах проводится флешмоб в честь М. Ш.
  • Александр Новиков (сидел) — строго говоря, причислить к основной массе «русских шансонье» его нельзя, потому что темами песен, в основном, становилась не тяжёлая судьба уркаганов, а любовь мальчика к девочке, розы, игра на гитаре, купание в фонтане, свидание за занавеской тайком от родителей, красивые глаза и ноги чужой жены, и вообще тема чужих жён часто всплывает в его песнях, типа «она не моя, она убежала от мужа», или «в этом сне вы чужая наложница». Однако, исполнялось это в характерной манере, и в его первом альбоме немало чистого блатняка — «Я вышел родом из еврейского квартала», «Вези меня, извозчик», «В захолустном ресторане», «Я вышел из лагеря». Имеет в своём творчестве закосы под Есенина: «Вы уезжаете», «Меня ещё не раз посадят в лужу», и два альбома на стихи Есенина. В собственных стихах отличается красотой и поэтичностью слов. Внезапно доставил своим дуэтом с фронтменом «Ногу Свело» Максимом Покровским, исполнив песню на стихи Саши Черного «Тарарам», обильно полив говном рашкинский шоу-бизнес. См. также вувузелы гомосексуализма. Один из немногих в этом списке, кто таки сумел отсидеть в тюряге, причём, по современным меркам, безвинно — производил и продавал звукоусилительную аппаратуру, с закосом под бритишский «Sound City/Hiwatt», а это в СССР считалось за «частную предпринимательскую деятельность».
Также знаменит в зомбоящике и этих ваших интернетах как непримиримый борцун с попсой, коммерческой культурой, педофилией и жопоеблей. Например, в прямом эфире телепрограммы «Земля-Воздух» посрался с гендиром «Нашего радио» и лично пообещал навестить их студию. Последнего спасло только вмешательство никому не известного владельца радиостанции. Как певец Новиков имеет отношение и к интеллигентам, и к основному населению этой России. К первым — потому что в своих песнях употребляет замудреные слова и философские темы. А ко вторым — тупо потому, что весь этот текст идёт под весёлый музончик. Кошерно. Рекомендуется к прослушиванию.
  • Александр Розенбаум (не сидел) — ЕРЖ, казакЪ, депутат-едрос, экс-человек в белом халате. Вначале блатняк составлял основную часть репертуара. Позже бывший лекарь ленинградской службы скорой помощи стал петь песни про тяжёлую жизнь, про Афган, про солдатню вообще, про простых людей и поломанную судьбу. Однако, благодаря вышеупомянутому радио, быдло на концертах упорно хочет от него только «Гоп-стоп» и «Амнистию», которые он вынужден петь даже на дне милиции и тому подобных корпоративах в Колонном зале Дома Союзов. В одной из песен рассказал всю правду про своих коллег — «русских» «шансонье», а также про их аудиторию («И играет мышцой у ларьков шелупонь, и поют петухи про тюрьму»). В свободное время сочиняет цитаты из русских писателей и историков.
  • Сергей Наговицын (не сидел) — автор и исполнитель из Перми. Среди быдла известен благодаря убогой, но отчего-то популярной у быдла песне «Городские встречи», среди остальных — своей жёсткой тюремно-лагерно-блатной лирикой, которая, несмотря на тематику, сделана очень качественно (сказывается опыт работы в какой-никакой, а всё-таки рок-группе). Умер в 1999 году от остановки сердца, произошедшей из-за постоянного бухалова и частого общения с благодарными авторитетными слушателями. Музыка весьма ритмичная, мелодичная. Но что бы понять о чем именно он поет во многих песнях, нужно владеть не хилым расшифровочным скиллом. Анон, к примеру послушай песню «за моим окном», в которой имеются в виду DEL, слушай сам. Творчество заслуживает ознакомления.
  • Евгений Кемеровский (скорее всего не сидел, но точно неизвестно) — автор той самой знаменитой песни про братву, которую уговаривал не стрелять друг в друга, в середине девяностых гремевшей из каждого окна. Более значимыми вещами не запомнился, хотя и светился в ящике в те времена более чем обильно, вскоре после своего главного хита несколько опопсел (а точнее, отошел от чистого блатняка) и стал завсегдатаем телепередачи «Доброе утро, страна». Алсо, частично на его совести раннее творчество не кого иного, как, внезапно, Кати Лель (лишенный сюсюканий и ощутимо пропахший шансоном альбом «Елисейские поля», 1998 год), с ней же был замечен в дуэте в те же развеселые времена. Потом исчез из поля зрения и практически не виден до сих пор. Поет весьма годно, а музыка похожа на музыку, так что у гопоты и водителей маршруток непопулярен.
  • Андрей Заря (сидел) — белгородский фраер, который всё время носил кепку (видимо, оттого, что стеснялся показывать лысину), бывший нарик. В начале нулевых записал нешансонный альбом с нетюремными песнями, но когда издать его не удалось, дальнейшие альбомы решил создавать по-другому. Местами доставляет, местами раздражает, но респект ему за то, что смог выбраться из наркоманской зависимости и что во многих своих песнях пытается пробудить позитивные человеческие качества у начинающих гопников и не повторять его ошибок молодости. В мае 2014 года принял ислам после долгой болезни.
  • Мафик (не сидел) — автор и исполнитель с атомного села Заречного с девятиэтажками городского типа. Настоящее имя Денис Кораблёв, в Контакте он его не скрывает. Родился аж в 1971 году, в лихие годы возил шмотки на барахолку, как и 95% едва окончивших школу и армию дворовых патсанов. Образованием, не говоря о музыкальном — не пахнет. Аранжировки примитивные — тыц-тыц-тыц на самоиграйке. Смешал все говностили, даже поперчив их евродэнсом, и сдобрил своим колоритным собачье-волчьим голосом, ради получения денег. Кое-где и перестарался: к примеру, его песня «Блатуй» из альбома «Шито-крыто» — прямо-таки срисована с «Das Konzert» Mo-Do 1995 года. Концертов дает мало, поэтому лезет на любой говнофестиваль. Текста примитивные, хотя пытается петросянить в стиле опять же незабываемых времён. Книжек не читал, поэтому словарный запас в 100 слов, в основном из мелкоторгашеского лексикона. Слушают ТП и парни до 16-ти лет. И некоторая часть любителей того же евродэнса — не фанатеет, просто изучает предмет на вклад данного стиля.
  • Александр Дюмин (не сидел) — автор и исполнитель из Донецка. Поёт, в основном, про тюрьмы и всё, что с живущими в них пацанами связано. В репертуаре довольно много народных песен блатного толка, несмотря на это, сделанных очень оригинально и самобытно. Отличительная черта — может весело и задорно исполнить не только что-нибудь радостное, но и про то, как плохому человеку плохо. Тексты и музыка качественные, ознакомления заслуживает. Тембр голоса особо доставляет.
  • Гарик Кричевский (не сидел) — неимоверно доставлявший в начале 90-х ЕРЖ. Прославился позитивненькими юмористическими песенками, прославлявшими Львов, ЕРЖ, братков, коммерсантов, шутками на религиозную тему и просто неплохим юмором в текстах. Знаменит манерой петь, больше похожей на говорение и сопение в микрофон. В наше время полностью занялся петросянщиной, соплями и скатился в УГ.
  • Лесоповал — авторский проект Михаила Танича (сидел). ЕРЖ. Срок мотал, правда, не за уголовщину, а за политику, поэтому труЪ-уголовником не является — в те годы сидело полстраны. Несмотря на характерную тематику текстов про зону, пацанов, вышки и свиданку, отличался от остальных неплохой музыкой и качественным вокалом. Коллектив, в основном, любим женщинами, в глазах остального быдла, несмотря на зону и пацанов, творчество выглядит не очень серьёзно — работа автора с известными попсовыми исполнителями наложила заметный отпечаток и на шансонное творчество. Первый солист ещё в 1994 упал из окна на асфальт, сам Танич умер в 2008, собственно коллектив пока здравствует. Танич, кстати, сочинил еще кучу всяких разных песен, которые исполняли Валерий Сюткин, Лариса Долина, Анне Вески, Вячеслав Малежик, Анатолий Днепров, Ирина Понаровская, Юрий Антонов и другие.
  • Анатолий Полотно (Полотнянщиков) (не сидел) — искромётный креативный юморист. Поёт, как плохо живётся простому рабочему мужику, мелкому хулиганью и прочим представителям основной массы населения.
  • Слава Медяник (сидел 2 года [1]) — с виду — по-понятиям, в-законе-в-натуре нормальный такой блатняцкий певец, а если копнуть поглубже, выясняется, что человек вполне зажиточный имеет собственный особнячог в Москве со своей же звукозаписывающей студией, а также собственный ресторанчег в Лос-Анджелесе. При этом в быту чудовищно жадный. Вор так жить не должен.
  • Иван Кучин (сидел 4 раза) — забавный урка-алкаш, в солнцезащитных очках похожий на Ким Чен Ира. Имидж имеет в стиле «пасть порву, попишу, порежу». Тексты есть как серьёзно-тюремные, так и юмористично-быдляцкие. Не сильно уникален, хотя музон опять же интересный. На любителя. Также славен песней «В таверне» со злоебучим мотивом и странным текстом про «раскосую улыбку» (в разных зажопьях она часто звучит на свадьбах до сих пор) и мега-эпической душераздтрающей сагой «Человек в телогрейке». Продолжает выпускать новые песни и ездить с концертами.
  • Михаил Шелег (не сидел) — певец самой вино-фейлово-показательной творческой судьбы, какая возможна в шансоне. Пародия «Еду в Магадан» — это почти про него. Начал в 1990-е под псевдонимом «Миша Ша» с угарного альбома «Резиновая Зина», где воспел прелести секса с сабжем («Резиновая Зина»), суровые будни водителя-ассенизатора («Говновоз» — спизжено у Константина Беляева, в шестидесятых эта песня звучала гораздо круче), крепкую армейскую дружбу двух бойцов-засранцев («Служили два товарища») и т. д. Альбом пользовался лютобешеной популярностью среди школотонов тех лет за трэшовую фекальную тематику и обилие ненормативной лексики. В настоящее же время Шелег — очень и очень годный автор и исполнитель, чьи лучшие песни известны, главным образом, в чужом исполнении («Московская осень», «А дождь всё стучит в лобовое стекло» и др.) Тем не менее, печально известен абсолютно всем, в чьём близком окружении есть хоть одна кареглазая женщина. Да-да, мегавысер «За глаза твои карие» — это он…
  • Игорь Слуцкий (не сидел) — главный композитор всея шансона, да и в попсе не последний человек. Пишет для Кальянова, Маршала, Цыгановой, Овсиенко и других, но и себя любимого не забывает. На его совести ряд winов Круга — «Приходите в мой дом», «Постой, душа», «Исповедь», «Золотые купола». Вокальные данные посредственные, а вот репертуар доставляющий: именно по нему легче всего проследить превращение блатняка в русский шансон, осуществлённое при самом живом участии этого певца. Особо рекомендуется сравнить альбомы «Поговорим по душам» и «Если тишина…». За песню «Думы мои думы» иногда в шутку зовётся Повелителем Подушек — причём как случайно услышавшими его подростками, так и зрелыми жлобами.
  • Владимир Асмолов (не сидел) — клюквенный бородатый морячок, в начале девяностых пел про перестройку, русский секс в баньке, кошечку и рэкет. Временами доставлял. Времена ограничились первыми пятью альбомами, после чего скатился в унылое говно и, несмотря на то, что до сих пор выпускает по альбому в один-два года, ничем не отличается от великого множества быдлоресторанных подпевал. Однажды его перепел сам Киркоров (пруф). Алсо, настоящая фамилия — Савельев. Мелодия его песни «Я иду в кабак» легла в основу известной в интернетах песни Ебанько «Я ебу собак».
  • Михаил Гулько ака дядя Миша (не сидел) — ездун в Америку, представитель ЕРЖ. Родился при Сталине, но тогда не пел. Попав в Америку, начал лить слёзы по берёзкам, белым мундирам, кабакам, бабам, Родине. Пел много песен разных авторов, никогда их не называя. До сих пор у дел. Узнаётся по прокуренному и осипшему голосу, отсутствию слуха и плачущим мотивам. По образованию горный инженер. И самое интересное: в СШП таки работал по специальности, а не просто горланил блатоту в ресторанах. так что, Анон, иди учись.
  • Михаил Звездинский (сидел 4 раза) — король белого мундира, плачущих свечей и прочей хуеты. Не доставляет, ибо самоиграйки, синтезаторы, дешёвые компутеры и прочие унылые «тумс-тумс-тумс», хотя быдланам нравится. Плагиатор всея Руси, называет себя автором песен «Очарована, околдована», «Сгорая, плачут свечи», «Сенокос», «Проститутка Буреломова», «Поручик Голицын» и проч. По слухам, готов присвоить себе все песни. Интересный момент, Пиздинского нету в ротациях на всем известном радио, пацаны оттуда в авторство Мишеньки почему-то не верят и устроили ему бойкот. Написал гимн компании «Ростелеком», под который может плясать только пьяная бухгалтерия этого самого Ростелекома во главе с Клавдией Степановной.
  • Александр Кальянов (не сидел) — начинал как звукорежиссёр, работал с Пугачёвой. В 90-е крутился в телике не меньше Шуфутинского. Песни «Старое кафе» и «Путана» (это та, которую Газманов написал) в его исполнении стали абсолютным winом, но к началу нулевых Кальянов больше внимания стал уделять бизнесу и с экранов исчез. Косит под интеллигента. Меланхоличен. Картав. Бородат. По слухам, имеет одну ногу и выступает на протезе. Также по слухам, сделал себе имя во многом благодаря тому, что в перестройку поставлял более известным исполнителям девочек на гастролях. Пафосен, степень ЧСВ можно определить по райдеру. Но тем не менее, весьма годно поёт и имеет не самый плохой для шансонье репертуар.
  • Игорь Погорелов ака Росписной (sic!) (сидел всю жизнь). Самый труЪ из всех перечисленных персонажей. Сценический псевдоним (слово «расписной» в русском языке пишется через «а») говорит об уровне грамотности типичного представителя жанра. Всю взрослую жизнь за редкими проблесками (30 лет из 46) провёл в заключении, о чём говорит, даже не говорит,а кричит целая орава татуировок, щедро оставленных разного рода тюремными умельцами на память о посещениях ИТК. Что интересно, несмотря на это, девки гужом за ним бегали, после чего, он успел жениться 9 раз подряд — мировой рекорд. Причём сидел не за жуткие злодейства, а за хулиганку и пьяное гопничество (в очередную отсидку этого, с позволения сказать, «певца», сдала мать одной из его многочисленных жён, шокированная его внешним видом). Сидя в узилище, писал песни. Творчество его представляет «тюремную лирику», то бишь нечто сентиментально-жалостливо-плаксивое, мол, эх судьба жестокая, что ж ты с парнишечкой сделала. На удивление, недурно пел. Судьба-злодейка таки дала ему второй шанс, когда сделала довольно известным певцом, но на радостях не приученный к жизни вне зоны Расписной начал столь свирепо бухать, что умер от цирроза будучи ещё совсем не старых лет. Умер в неволе, куда попал в очередной и последний раз за то, что до смерти забил родного отца. Конфликт вышел из-за телевизора. То ли отец попросил пьяного маэстро сделать звук потише, то ли Игорю and сompany мешало то, что старик смотрит зомбоящик. Творчество представляет интерес антропологического свойства, потому что это не стилизации в исполнении ироничных интеллигентов, а самый что ни на есть натур-продукт.
  • Ефрем Амирамов (сидел) — седой, бородатый кавказский еврей-джугур. Своё музыкальное творчество начал в конце 80-х — начале 90-х. Прославился благодаря ресторанно-цыганской песне «Молодая». Доставляет философскими, иногда крайне экспрессивными текстами и довольно-таки неплохим тембром голоса. Кроме кабацкого есть песни в таких стилях, как: рок, поп, романс, ритм-н-блюз и даже диско и рэп, а точнее в их подобиях. В репертуаре имеются несколько песен про зону. В некоторых своих песнях жёстко критикует правительство («Новая мурочка», «Тебя не убьют», «Бросив всё» и другие).
  • Борис Давидян ака Бока (вор в законе) — крайне неоднозначная личность. Бакинский армянин, один из отцов-основателей целого стиля как в музыке, так и в жизни — так называемого рабиза. Раскоронован по его же собственному желанию, дабы посвятить себя целиком нелёгкому труду лабуха. Лиричный исполнитель расово кавказских песен не только про зону, но и о любви, и много ещё о чём. Очень любит песенки про план и «Старика Пашу», который им торгует. Большинство песен поёт на русском языке с ярко выраженным армянским акцентом. Весьма и весьма лиричен и выразителен в текстах. Композиции частенько хромают на два костыля, имя которым аранжировка (хотя гитары и рассовый дудук местами присутствуют для разнообразия). К прослушиванию рекомендуется, если тебя, Анон, не раздражает восточная манера вокала с постоянным походом по верхам то ли к фальцету, то ли хуй пойми ещё к чему. Отдельно доставляет лулзы в кавказском кабаке заказывать песни Боки, ибо у девяти из десяти лабухов тут же начинается дикий анальный зуд и реакция типа — «ну, я не могу, я Боку не пою, (потому как не сидел)…». Самые извесные песни — «Доля воровская», «Косяк чилима» (она же «Фергана») и «Хачик», отличающаяся наиболее упоротым текстом. Имеет внука по имени сценическому псевдониму Жока, который часто выступает вместе с дедом и имеет свой репертуар в духе вполне заурядной восточной попсы. Выделяется разве что неиллюзорно доставляющей песней про Wi-Fi («Вай, вай, где вай-фаааай…»). Ныне они форсятся на сосаче.
  • Константин Ундров (по слухам, закрывали на 15 суток за пьяный дебош)) — певец из Ростова-на-Дону, именно он первым исполнил звучавшую из каждой машины в 90-е песню «Левый берег Дона», которую позже у него спиздил Шуфутинский и не менее известную «Эх-ма, лето не зима» о России, которую мы потеряли, которую у него спиздила Маша Распутина, а у нее некто Филипп Бедросыч. Пел песни про Ростов и рядом (тот же «Левый берег Дона», «Порт Катон», «Речка Темерничка» и др), в его репертуаре встречается как самый типичный блатняк («Здравствуйте, землячки-земляки», «Я родился и вырос в Ростове»), так и нейтральные песни (длинный медляк «Каштаны», много песен про рыбаков-речников-моряков, казаков и внезапно про ЕРЖ). Его песни гуляли на магнитоальбомах, был даже один винил, потом что-то выходило на дисках, но ныне этот шансонье подзабыт. В отличие от многих позеров, во время очередной войнушки в Югославии отправился добровольцем защищать сербов, был ранен (результат — песня «Вышеградская ночь»). Порой уходил в жёсткие запои. An Hero.
  • Виктор Калина (в миру Милько) (сидел) — расовый белорусский певец ртом душой. Творчество на фоне туевой хучи других исполнителей блатнячка ничем не выделяется и представляет собой сами знаете что. С примером отравления общественности можно ознакомиться здесь (+клип). Пожалуй, единственное отличие от большинства остальных то, что действительно побывал на в зоне. Да не простой, а усиленного режима. В 2007 году был приговорен к 5,5 годам лишения свободы за мошенничество в особо крупных размерах. Отбывал в ныне ликвидированной УЖ-15/10-Д города Новополоцка. Полировал шконку полтора года, вышел по амнистии. Теперь по праву может считать себя реально отбывшим пацанчиком. В январе 2015 года выступал в Новороссии для ДНР-овских ополченцев, позировал с оружием, высказался за «русский мир».

[править] Шансоньетки

Поскольку шансон, это не шансон в понимании этой статьи, то и шансоньетка изначально имеет другое значение, а именно исполнительница коротких ролей в варьете.

Кристина Пенхасова, она же Пожарская, она же Богданова, она же Маша Ша и Катя Огонёк
  • Катя Огонёк (Кристина Пенхасова) (не сидела) (хотя продюсер Клименков долго и упорно впаривал легенду, что сидела. И впарил) — непомерно жирная ЕРЖенщина (надо сказать — весьма красивая в девичестве), затрагивающая в своих песнях самые разнообразные темы: от лесбийской любви до тюремных мордобоев. Карьеру начинала с помощью Шелега, выступала под псевдонимом Маша Ша, пела матерные песни в духе «Козёл, какой же ты козёл, с такого мудака не будет молока» ©. На блатную лирику перешла в 1998 году с альбомом «Белая тайга». Жестоко бухала, вследствие чего и отправилась на радугу в 2007 году из-за цирроза печени. Засветилась в битве экстрасенсов, к сожалению уже холодной[1]. Экологическую нишу жирной шансоньетки, освободившуюся после Пенхасовой, ныне занимает Ляля Размахова [2]
  • Люба Успенская (не сидела) — яркая представительница ЕРЖ (настоящее ФИО Любовь Залмановна Сицкер), популярная не только среди быдла, но и среди 50-60-летних домохозяек. По сути своей не певица, а голоСИСтая баба. Голосит она (пением назвать это трудновато) на манер вечно пьяной, гулящей, опустившейся бомжихи или придорожной синявки (хотя в молодости выглядела весьма представительно). На сцену вышла явно через постель или по какому-то родству с Вилли Токаревым, так как заметная часть песен написана именно Усатым. Голосила как чисто бабьи песни («Кабриолет», «Карусель», «Пропадаю я»), так и тру потсанские: «Городской шалман», «Люба-любонька» и т. д. Постепенно скатилась к песням белогвардейской тематики, что для братков оказалось слишком унылым, и Любу они забыли. Сегодня постаревшая Успенская рубит капусту под фанеру на юбилейных концертах. Иногда её песни крутят на радио «Шансон», чтобы разбавить поток тюремного блатняка.
Вика Цыганова и пафосный гимн Новороссии. «Встань же пред Б-гом, родина, мать родная!»
  • Вика Цыганова (не сидела). В девичестве Жукова. Начинала вполне себе няшной певичкой: фестиваль «Песня-89», Виктория Жукова и группа «Море» (песни «Солнце и море», «Каравелла любви», олдфаги могут и помнить). Но опытный хищник Вадим Цыганов таки заприметил эту светлую девочку, которую мало кто даже в упор замечал на сцене, и таки сделал из неё эдакую разухабистую тётку, потому как «светлое» из моды выходило, а народ жаждал «хлеба и зрелищ». Начинала с патриотичных баллад с вкраплениями ПГМ — в начале 90-х сняла жутко дорогой клип «Любовь и смерть» про б-га и сотону. Параллельно начала выступать в другом имидже — с хабальскими песнями, аранжированными под фольклор. Основные темы — водка-селёдка, пьянки-гулянки, окрошка-матрёшка, калина-рябина, в том числе гимн всех Ватников — песню «Русская водка» («Если б каждый водку пил — коммунизм бы наступил»). В конце девяностых пела откровенную попсу. В начале двухтысячных удачно успела засветиться в дуэте с Кругом, благодаря чему сегодня зарабатывает на жизнь тем, что даёт интервью о нём и участвует в концертах его памяти. В 2014 году снова доставила ватникам, исполнив очередной гимн т. н. Новороссии.
  • Катерина Голицына (не сидела) — дама бальзаковского возраста, в молодости пела попсу, а нынче то доставляет задорными песенками про гастарбайтерш, проституток и гопниц («Апельсинчики», «Догонялки», «Заплечные»), то выжимает у романтически настроенных домохозяек слезу трагишшшными историями («Десять лет», «Тринадцать пуль», «Деревенская история»), то неожиданно выдаёт довольно интересные вещи («Русалка», «Алло»). Из всех перечисленных обладает самым приличным вокалом, не подпорченным курением и пьянками.
  • Стелла Джанни (не сидела) — несмотря на сравнительно недавнее появление, таки довольно оригинальна, и скорее шансоньетка, чем поп-шансонщица. Только Огонёк и Голицына — это женские варианты Шуфика, а Джанни пытается подражать Вертинскому: вычурные наряды, крайняя манерность исполнения, подтанцовка в стиле комеди дель арте, да и нарочито «итальянский» псевдоним кагбе намекает. Настоящее имя и биографию скрывает. Впрочем, лёгкий кавказский акцент позволяет заподозрить в ней грузинку или армянку.
  1. Кто-то из колдунов свалил вину в спаивании на мужа Пенхасовой, который продолжает и сейчас усираться и всё отрицать